Ортилия

 
 

Оформить заказ
 
АНГРО
Другое
Препараты китайской медицины
Травы

Как сохранить здоровье? Тысячелетний опыт восточной медицины
Подписаться письмом
эл. магазин - Травы
Назад к списку статей

Сопроводительное лечение дикорастущими лекарственными растениями при раке шейки матки: динамика показателей крови во время лучевой терапии. Корепанов С.В.

 
Корепанов С.В.1, ОпенкоТ.Г. 2, Веряскина Н.Д.1
1- Алтайский филиал РОНЦ им. Н.Н.Блохина РАМН, Барнаул, Россия
2- НИИ терапии СО РАМН, Новосибирск, Россия. E-mail: nsk217@rambler.ru
 
Актуальность: Лучевая терапия при раке шейки матки (РШМ), является основным методом лечения. При локализованных процессах I и IIа стадии это метод выбора, а при местно распространенном РШМ IIb стадии и инвазивном раке IIIa и IIIb стадии высокодозная лучевая терапия - это часто единственный метод радикального лечения. Однако увеличение дозы облучения, повышая радикальность лечения, приводит к развитию осложнений со стороны органов малого таза и снижению пятилетней выживаемости [1, 2]. Осложнения лучевой терапии, согласно классификации радиотерапевтической онкологической группы совместно с Европейской организацией по исследованию и лечению рака RTOG/EORC, 1995, подразделяются на ранние и поздние лучевые повреждения. Ранние – те, которые развиваются в ближайшие 100 дней после лучевой терапии, поздние – после указанного срока. Из ранних лучевых повреждений при лучевой терапии РШМ чаще всего наблюдаются повреждения кишечника и нижних мочевыводящих путей  [3].
Клинически ранние лучевые повреждения проявляются такими симптомами как тошнота, лучевой дерматит, диарея, дизурия, степень выраженности которых может приводить к необходимости досрочного прерывания лечения [1]. Они сопровождаются отклонениями биохимических показателей крови: гипопротеинемией, повышением уровня продуктов распада белков, изменением клеточного состава крови и другими нарушениями [4]. Поиск и введение в практику методов профилактики лучевых повреждений является сегодня актуальной задачей.
В настоящее время официальной медициной все более признается потенциал лекарственных растений в лечении болезней, в том числе злокачественных новообразований [5]. Многие лекарственные растения в настоящее время хорошо изучены, внесены в Перечень разрешенных к применению в медицине лекарственных растений [6] и могут широко применяться при лечении больных, в частности, в качестве сопроводительной терапии в онкологии.
Так, элеутерококк колючий (Eleutherococcus senticosus Maxim.) содержит гликозид элеутерозид В, который обладает иммуностимулирующим действием, доказанным в клинических исследованиях [5, 6, 7, 8, 9, 10] и лабораторных экспериментах [11, 12, 13, 14]. Экстракт элеутерококка имеет даже более высокую биологическую активность в отошении иммунитета, чем экстракт корня женьшеня азиатского [15], он полностью безвреден в терапевтических дозировках, усиливает неспецифический иммунитет и сопротивляемость в отношении множества физических, химических или биологических факторов, а также уравновешивает функции системы иммунитета в целом, причем это наблюдается как у больного, так и у здорового человека [7, 16]. Кроме того, он обладает антиоксидантными, противоканцерогенными, радиопротекторными свойствами [17], а также замедляет резорбцию костей при стероид-индуцированном остеопорозе [18] и предотвращает развитие печеночной недостаточности в эксперименте [19]. В других исследованиях было показано, что экстракт элеутерококка повышает концентрацию биогенных аминов в мозге крыс (норадреналина и допамина) [20] и препятствует у них развитию стрессовых язв желудка [21], а у человека – способствует процессам апоптоза клеток рака желудка [22].
Выделенный из элеутерококка лириодендрин обладает иммуностимулирующим и анаболическим действием. Прием жидкого экстракта элеутерококка приводит к увеличению общего количества Т-лимфоцитов и Т-киллеров [23]. Важной особенностью препаратов элеутерококка является возможность назначения их при повышенном артериальном давлении, в то время как для женьшеня артериальная гипертензия является противопоказанием [14].
Сесквитерпен азулен, составляющий до 5% эфирного масла ромашки аптечной (Matricaria chamomilla L.), обладает седативным, противовоспалительным, антисептическим действием, Другое биологически активное вещество ромашки - флавон апиин, расщепляется в организме с образованием апигенина, оказывающего спазмолитическое действие, которое хорошо изучено [6].
Листья подорожника большого (Plantago major L.) содержат 2-3% иридоид-гликозидов (аукубин, каталпол и др.), [24], 3-8% фенилэтанолов (астеозид, цистанозид и др.), 2-6,5% слизей (галактуроновая кислота), сахара [25], флавоноиды и их производные [26], танины (6,5%), фенольные карбоксильные кислоты, кумарины гемолитический и антимикробный сапонины и летучие масла [27]. Противовоспалительный эффект комплекса биологически активных веществ подорожника подтвержден в экспериментах in vitro и in vivo. Показана выраженная противоопухолевая активность экстракта из его листьев in vivo у мышей [28]. Полисахарид пектин PM-II из листьев подорожника оказался мощным активатором комплемента с активностью такой же величины, как человеческий иммуноглобулин IgG [29], и показал in vivo антибактериальный эффект против пневмококковой инфекции у мышей за счет активизации не адаптивного, а врожденного иммунитета [30]. Иммуностимулирующие свойства подорожника большого доказаны в клинических исследованиях [31]. Экстракт подорожника зависимо от дозы индуцирует пролиферацию лимфоцитов (в 3-12 раз), что доказывает целесообразность его применения для регуляции функций иммунитета при различных, а не только при онкологических, заболеваниях [5, 32].
Высушенная трава зверобоя продырявленного (Hypericum perforatum L.) содержит многочисленные активные компоненты: нафтодиантроны в количестве 0,1-0,3% (гиперицин, псевдогиперицин и др.) [6], производные флороглюцинола 0,2-4,0% (гиперфорин и др.), 2,0-4,0% флавоноидов (гиперозид и рутозид), бифлавоны и другие фенолы [14, 33]. Гиперицин и гиперфорин обладают выраженными антидепрессантными, противоопухолевыми, антибактериальными и противовирусными свойствами [34, 35]. Экстракт зверобоя близок по эффективности к синтетическим антидепрессантам, например, к сертралину или имипрамину. Гиперфорин ингибирует обратный захват серотонина и норэпинефрина в аксоплазме синапса и обратный захват дофамина, гамма-аминомасляной кислоты и l-глутамата. Гиперицин тоже проявляет такую активность, но только в высокой концентрации. Подобно действию классических антидепрессантов, экстракт зверобоя оказывает регулирующее воздействие на β-адренэргические рецепторы и 5-HT2-рецепцию [14]. Последние исследования показали, что механизм действия гиперфорина, гиперицина и псевдогиперицина тесно связан с транспортом олигонуклеотидов через клеточные везикулы [36]. Освобожденный от гиперфорина и гиперицина экстракт эверобоя тоже обладает антидепрессивной активностью, обусловленной специфическими флавоноидами зверобоя. Экстракт зверобоя является единственной среди растений альтернативой синтетическим антидепрессантам, эффективность которого доказана в клинических испытаниях [37].
Кроме того, гиперфорин обладает способностью подавлять опухолевую инвазию и неоангиогенез за счет ограничения хемотаксической миграции эпителиальных клеток. Он ингибирует эндотелиальные клетки в капилляроподобных структурах in vitro и потенциально способен подавлять ангиогенез in vivo. Иммунофлуоресцентное исследование показало, что в цитокин-активированных клетках гиперфорин блокирует транскрипцию генов, регулирующих рост, жизнеспособность, ангиогенез и инвазивность опухолевых клеток и ингибирует матричную металлопротеиназу-2, что подтверждает его потенциальную роль в подавлении процесса метастазирования [38].
Высушенное корневище солодки голой (Glycirrhiza uralensis Fisch./Gl. glabra L.) содержит до 6% сапонина глицирризина [6], а всего из содержащихся в корневищах солодки биологически активных веществ изучено около 400 [14]. Препараты из солодки обладают противовоспалительным и спазмолитическим действием. Их терапевтический эффект подтвержден клинически и экспериментально, хотя механизм действия солодки не совсем понятен. Противовоспалительное действие глицирризовой кислоты и ее агликона глицирретиновой кислоты изучено хорошо и заключается в блокировании продвижения лейкоцитов к очагу воспаления, а не в подавлении синтеза простагландинов [6, 39]. Глицирризин является эффективным селективным ингибитором тромбина [40]. Описано защитное действие экстракта корня солодки на слизистую желудка, подавление секреции соляной кислоты и предупреждение развития язв, индуцированных действием ацетилсалициловой кислоты [41].
Листья толокнянки обыкновенной (Arctostaphylos uva-ursi Spr.) содержат фенолгетерозиды (до 7% гидроквинона моногликозида арбутина), метиларбутин, эфир арбутин-галлат, свободную галловую кислоту и префенольные карбоксильные кислоты, 15-20% танинов [6], флавоноиды (гиперазид), кверцетин, мирицетин-гликозиды и тритерпены (урсоловая кислота), спирт уваол и криоидный гликозид монотропеин [14]. Экстракты толокнянки обладают мочегонным и бактерицидным действием за счет гидрохинона (образуется в организме при расщеплении арбутина и выделяется с мочой) и комплексом флавоновых соединений [6].
Высушенное растение тысячелистника обыкновенного (Achillea millefolium L.) содержит 0,2-1% летучих масел - проазуленов, из них от 10% до 40% составляет азулен [6, 42], монотерпены (1,8-хинеол) [42], линалул и комплекс сесквитерпенов [43]. В настоящее время в траве тысячелистника идентифицировано и изучено около 100 биологически активных компонентов. Тысячелистник обладает противовоспалительным (за счет сесквитерпен-лактонов, азулена), спазмолитическим (флавоноиды) и антимикробным (эссенциальные летучие масла, сесквитерпен-лактоны) действием и применяется при заболеваниях желудочно-кишечного тракта [6]. Водные экстракты и эссенциальные масла из тысячелистника обладают противовоспалительным и противогрибковым действием. Недавно обнаруженный в тысячелистнике метиловый эфир ахилилловой кислоты показал противоопухолевую активность. В эксперименте на мышах он подавлял рост клеток лейкоза, что приводило к увеличению продолжительности их жизни на 30% [44].
Береза повислая (Betula pendula) включена в список лекарственных растений для лечения заболеваний мочевых путей. Ее сухие листья содержат около 3,0% флавоноидов [14], которые обусловливают диуретические свойства. Препараты березы используются для лечения инфекционных, воспалительных и спастических расстройств при пиелонефрите, цистите и уретрите, самостоятельно или в комплексе с другими препаратами. Флавоноиды из листьев и почек березы повислой ингибируют нейтральную металло-эндопротеиназу, которая отвечает за разрушение натрийуретических пептидов и регуляцию экскреции хлористого натрия. Ингибиция нейтральной металло-эндопротеиназы способствует быстрому уропоэзу и экскреции. Усиливают эффект содержащиеся в сырье аскорбиновая кислота и летучие масла [14].
Бетулин и бетулиновая кислота обладают цитотоксической активностью и могут найти применение в лечении злокачественных новообразований у человека. Была найдена прямая корреляция между чувствительностью опухолевых клеток к воздействию тритерпенов и чувствительностью или лекарственной устойчивостью к цитостатикам (даунорубицин, митоксантрон) [45]. Бетулиновая кислота оказывает прямое повреждающее действие на митохондрии, вызывая апоптоз клетки [46], что отличается от механизма действия противоопухолевых препаратов, что представляет дополнительный интерес [47]. Папириферовая кислота, содержащаяся в почках и молодых побегах берез, оказалась мощным ингибитором сукцинатдегидрогеназы, подавление которой приводит к снижению образования АТФ в митохондриях и выбросу гистамина [48].
Таким образом, перечисленные лекарственные растения обладают комплексной биологической активностью, а именно иммуностимулирующими, противовоспалительными, ранозаживляющими, противоопухолевыми, мочегонными свойствами, подтвержденными как в клинических, так и в лабораторных экспериментах, и с учетом этого могут быть предложены для использования в сопроводительной терапии РШМ с целью профилактики ранних лучевых повреждений.
Цель исследования: изучить динамику показателей крови больных раком шейки матки при использовании в сопроводительной терапии дикорастущих лекарственных растений.
Материалы и методы: Клиническое исследование было проведено на базе радиологического отделения Алтайского краевого онкологического диспансера в 2006-2008 гг. В него вошли 408 женщин 24-64 лет с морфологически подтвержденным раком шейки матки T1-3N0M0, не имеющие тяжелой сопутствующей соматической патологии. Основная группа составила 208 женщин (средний возраст 47,9 лет), контрольная группа – 200 женщин (средний возраст 48,5 лет, р>0,05). Все женщины получали сочетанно-лучевую терапию по стандартным методикам.
Основная группа, кроме лучевого лечения, получала сопроводительную фитотерапию курсами по 2 недели ежедневно, с перерывом между курсами 2 недели, в целом более 4 месяцев. Первый курс проводился до начала лучевой терапии, второй – во время  нее, третий и четвертый – после окончания. Фитопрепараты назначались по разработанной врачом-фитотерапевтом к.м.н. С.В.Корепановым схеме:
1. Официнальный экстракт из корней элеутерококка колючего (Eleutherococcus senticosus Maxim.) ежедневно внутрь по 25 капель 2 раза в день утром и днем за 30 минут до еды, 14 дней.
2. Отвар сбора, состоящего из смеси в равных весовых частях высушенных свежезаготовленных дикорастущих лекарственных растений (2 г): травы ромашки аптечной (Matricaria chamomilla L.), листьев подорожника большого (Plantago major L.), цветков зверобоя продырявленного (Hypericum perforatum L.), корневища солодки голой (Glycirrhiza uralensis Fisch./Gl. glabra L.), листьев толокнянки обыкновенной (Arctostaphylos uva-ursi Spr.) и цветков тысячелистника обыкновенного (Achillea millefolium L.), ежедневно внутрь, утром и вечером, за 30 минут до еды, 14 дней.
3. Масляный экстракт березовых почек (Betula Pendula) ежедневно в виде микроклизмы по 30 мл в прямую кишку и на ватном тампоне во влагалище, вечером, 14 дней.
Контроль за состоянием пациентов осуществлялся путем клинического наблюдения и оценки тяжести состояния по шкале Карновского, а также проведением общего и биохимического анализа крови (клеточный состав, уровень белка, мочевины, общего билирубина, фибриногена, глюкозы, калия и натрия и др. показатели) непосредственно перед началом лучевой терапии, во время лечения и после него через две недели. Полученные результаты были проанализированы с помощью программы SPSS, версия 11.5. Поскольку распределение переменных не было нормальным, значимость различий между группами оценивалась по критериям Манна-Уитни (Mann-Whitney), между переменными внутри группы – по критериям Уилкоксона (Wilcoxon) [49].
Результаты: Средний индекс Карновского в основной группе до начала лечения составил 85,9%, в контрольной – 88%, через две недели после лечения – 89% и 89,5% соответственно, различия статистически не значимы (р>0,05).
Динамика показателей общего анализа крови приведена в таблице 1.
 
Таблица 1
Динамика показателей общего анализа крови
 

Показатель
Измерение
Группы
рмежду группами
Основная
Контрольная
Mean*
SD**
Mean*
SD**
Гемоглобин,
г/л
1
123,896
10,66
124,381
10,89
0,655
2
119,695
12,12
117,718
12,84
0,148
3
121,207
10,97
117,104
12,87
0,002
pмежду измерениями
р1-2=0,000; р2-3=0,000
р1-2=0,000; р2-3=0,000
 
Эритроциты,
в мм3
1
3,796
0,257
3,782
0,251
0,403
2
3,740
0,284
3,692
0,292
0,069
3
3,709
0,284
3,608
0,324
0,001
pмежду измерениями
р1-2=0,000; р2-3=0,000
р1-2=0,000; р2-3=0,000
 
Тромбоциты,
в мм3
1
273,58
46,96
280,85
46,41
0,250
2
237,59
39,97
253,27
34,64
0,000
3
228,46
32,43
243,63
38,32
0,000
pмежду измерениями
р1-2=0,000; р2-3=0,000
р1-2=0,000; р2-3=0,000
 
Лейкоциты,
в мм3
1
6,92
0,44
7,08
0,30
0,001
2
4,99
0,49
5,07
0,39
0,559
3
4,62
0,54
4,47
0,46
0,000
pмежду измерениями
р1-2=0,000; р2-3=0,000
р1-2=0,000; р2-3=0,000
 
СОЭ,
в мм/час
1
19,93
5,52
19,52
4,62
0,714
2
25,70
6,29
25,12
4,49
0,933
3
27,01
5,38
28,02
5,32
0,082
pмежду измерениями
<


© Ортилия. Все права защищены.